Герои информационной эпохи, или Джулиан Ассандж против дяди Сэма

18.02.2011

Вернуться к списку новостей

Павел Александрович Шариков — кандидат политических наук, научный сотрудник Института США и Канады РАН.

Научно-технический прогресс и информационная революция продолжают оказывать заметное влияние на все сферы деятельности человека. Информация всегда была важнейшим ресурсом, но в XX, а особенно в ХХI веке этот ресурс становится жизненно важным для обеспечения экономической конкурентоспособности, поддержания национальной безопасности и самой возможности стабильного развития как отдельного государства, так и международных отношений в целом.

Возрастающее значение информации требует вмешательства государства для обеспечения регулирования процессов информационного взаимодействия. В развитых странах вопросы регулирования информационного взаимодействия давно стали предметом государственной политики. Развитие информационных технологий оказало революционное влияние и уже в настоящее время имеет масштабные последствия практически во всех сферах деятельности общества, в особенности в вооруженных силах, политике, экономике, дипломатии и международных отношениях.

Жизненно важным элементом деятельности вооруженных сил, выполнения их функций является эффективная система информационного взаимодействия. Военные аспекты информационной революции были особенно ощутимы в Соединенных Штатах, где технологическое развитие в середине прошлого века проходило особенно быстрыми темпами.
Также в разделе:
Двести тысяч уклонистов – всех не переловить
План призыва можно выполнить только на основе социальной справедливости
Герои информационной эпохи, или Джулиан Ассандж против дяди Сэма
Кто выйдет победителем из этого информационного конфликта – американские ВС или Джулиан Ассандж
Все слова сказаны, пора дело делать
Социальное положение служивых людей улучшается по капле
Генерал-губернаторские курсы вместо академии
Реформированная система военного образования будет готовить администраторов

Активизация политического регулирования информационных потоков в рамках американской системы государственного управления была связана с террористическими атаками в 2001 году, коснулась прежде всего сферы вооруженных сил и была направлена на повышение эффективности в обеспечении национальной безопасности.

«ПАТРИОТИЧЕСКИЙ АКТ» И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ

После трагедии 11 сентября 2001 года администрация Джорджа Буша-младшего принимала различные меры для того, чтобы усовершенствовать систему обеспечения национальной безопасности Соединенных Штатов таким образом, чтобы подобные события не повторились. В ходе расследования терактов комиссия по расследованию пришла к выводу о том, что, несмотря на то что информация о готовящемся нападении была известна некоторым разведывательным, военным и правоохранительным органам, действия по предотвращению этой угрозы предприняты не были. Это произошло в силу отсутствия эффективной системы информационного взаимодействия между различными государственными учреждениями в системе обеспечения национальной безопасности США.

Ряд принятых крайне непопулярных мер (как, например, знаменитый USA PATRIOT ACT) предполагал сбор колоссального объема информации. Для работы с такими массивами информации требовались новые подходы. Ни военные, ни Государственный департамент, ни разведка были не в состоянии справиться (хранить, анализировать и работать) с такими объемами в одиночку.

Наряду с прочими мерами по укреплению системы обеспечения национальной безопасности США были приняты различные меры, касающиеся совершенствования информационного взаимодействия между государственными структурами. В частности, в середине 2002 года в Палате представителей США обсуждался законопроект Homeland Security Information Sharing Act (закон об информационном обмене в целях обеспечения внутренней безопасности). Законопроект не вступил в силу, однако в американском военном и политическом истеблишменте началось осознание того, что существующая система информационного взаимодействия неэффективна, не соответствует современным вызовам национальной и международной безопасности, а также допускает повторения таких катастроф, как в сентябре 2001 года.

С обсуждением такого закона была инициирована масштабная реформа системы информационного взаимодействия, основой которой стала теория сетецентрической информационной среды. Прежде всего эта реформа коснулась сферы вооруженных сил и разведки.

В частности, в Министерстве обороны США в тот период активно развивалась идея проведения сетевых операций. Технологической основой для проведения сетевых операций должна была стать глобальная информационная решетка (GIG – Global Information Grid). Она представляла собой комплекс различных технологий для оперативного доступа и работы с информацией во всех структурных подразделениях Министерства обороны США (от главнокомандующего до каждого солдата).

В 2003 году на основе таких разработок, как глобальная информационная решетка, в управлении по информационным технологиям (Chief Information Office) Министерства обороны США была разработана Стратегия сетецентрического обмена данными (Net-Centric Data Strategy). Стратегия была направлена в первую очередь на обеспечение доступности и возможности работы с данными, когда это необходимо для того, чтобы ускорить процесс принятия решений, а также максимальное использование возможностей сетецентрической информационной среды в работе министерства (вместо информационного взаимодействия по модели «от одного к одному» постепенно переходить на модель «от многих к многим»).

Примечательно, что в Стратегии сетецентрического обмена данными, как правило, используется понятие data (на русский язык это понятие следует переводить как «данные»). Как представляется, в силу того что документ был подготовлен в Управлении по информационным технологиям, основной акцент в стратегии был сделан на технологический аспект обмена данными. Многие американские эксперты часто обращают внимание в основном на технологический аспект информационной революции, однако представляется, что подобная точка зрения не отражает всей полноты значения информации в современном обществе: информационные технологии сами по себе бессмысленны без смыслового содержания. Информационные технологии – лишь инструмент, позволивший открыть революционные возможности в работе с информацией.

Развитие глобальной информационной решетки встретило жесткое сопротивление со стороны Конгресса. Во-первых, это требовало колоссальных средств, а во-вторых, развитие подобной системы позволило бы военным и разведке собирать большое количество данных об американских, а также иностранных гражданах. Многие конгрессмены посчитали, что разведка и военные будут обладать большей информацией, чем необходимо для предотвращения и противодействия террористическим атакам. Тем не менее проект GIG был реализован частично.

Однако помимо министерства обороны к решетке посредством различных технологических решений подключились и некоторые другие органы американской государственной власти – Государственный департамент, Министерство внутренней безопасности, а также реформированное разведывательное сообщество.

В частности, был разработан специальный протокол SIPRnet (Secret Internet Protocol Router Network). Эта система была специально создана для обмена секретной информацией между Министерством обороны и Государственным департаментом.

Вскоре руководство Министерства обороны США пересмотрело свои взгляды на вопросы информационного взаимодействия, в 2006 году в Четырехгодичном военном обзоре было указание разработать стратегию обмена информацией для того, чтобы осуществлять управление операциями совместно с партнерами из федерального, местного, а также правительства штатов. Другая катастрофа, постигшая США в 2005 году, на этот раз не имевшая никакого отношения к угрозе терроризма, – ураган Катрина – доказала, что даже реформированная система информационного взаимодействия между государственными структурами неэффективна.

МЕТОДОМ ПРОБ И ОШИБОК

В 2007 году вышла новая Стратегия обмена информацией Министерства обороны США. Вместо слова data в новой стратегии преимущественно использовалось слово information. Сам термин «обмен информацией» (information sharing) определялся как «обеспечение доступа к информации всем субъектам (индивидам, процессам, системам). Обмен информацией включал в себя культурные, менеджерские и технические аспекты, посредством которых один субъект становился равным в области доступа к информации по отношению к другому субъекту». Не менее примечательно, что новый документ был подготовлен не только Управлением по информационным технологиям, но и Управлением по информационному обмену (Information Sharing Executive). О глобальной информационной решетке в новом документе уже не упоминалось.

Впервые администрация президента сформулировала единое видение того, как должна выглядеть американская система государственного информационного обмена, в 2007 году в национальной стратегии информационного обмена. К концу второго срока пребывания у власти Буша-младшего стратегии информационного обмена появились практически во всех государственных органах обеспечения национальной безопасности США.

С приходом к власти администрации Барака Обамы стратегия развития системы информационного взаимодействия среди органов государственного управления несколько изменилась. Новая администрация предприняла попытку создать единую иерархическую систему обеспечения информационной безопасности.

В частности, президент Барак Обама создал новую должность в Белом доме, в обязанности которой входит обеспечение информационной безопасности. Советник по информационной безопасности имеет двойное подчинение – Советнику по национальной безопасности и Совету экономических помощников.

Кроме того в марте 2009 года президент Обама учредил пост федерального директора по информационным технологиям в Белом доме (CIO – Сhief Information Оfficer) и назначил на эту должность директора управления по информационным технологиям округа Колумбия Вивека Кундру. Вступив в должность, Кундра развернул активную деятельность, направленную прежде всего на максимальную открытость деятельности правительства, но с другой стороны, на ужесточение требований в сфере информационной безопасности государственных ведомств Соединенных Штатов. Создание подобной должности на общефедеральном уровне было необходимо для скоординированного распределения информационных ресурсов во всем федеральном правительстве.

По словам Кундры, он стремится обеспечить доступ граждан к государственной информации, значительно увеличив количество рассекречиваемой информации. Особое внимание в деятельности директора по информационным технологиям Кундра посвящает инновациям, а также скорости обмена информации и технологическим нововведениям, используемым американским государством в исполнении своих функций.

Очевидно, что такие активные реформы в области управления процессами обмена информацией создали крайне благоприятную среду для утечек. Угроза утечки информации через самого сотрудника органов государственной безопасности значительно возросла. Нельзя исключать, что с развитием подобной системы государственного взаимодействия многие американские документы, относящиеся к категории ДСП, а возможно даже и секретные, были скопированы и переданы иностранным спецслужбам.

WIKILEAKS КАК СИМПТОМ КРАХА ИНФОРМПОЛИТИКИ

Стало очевидно, что попытка американского правительства создать эффективную систему информационного взаимодействия провалилась, когда несколько сот тысяч документов из информационной сети органов американского государственного управления были опубликованы на скандально известном сайте wikileaks.org. Сам сайт WikiLeaks начал работать с января 2007 года, на нем уже публиковались различные разоблачения, однако инциденты с утечкой военного архива о войне в Афганистане летом 2010 года, а также дипломатической переписки осенью того же года сделали его знаменитым на весь мир. Существует множество версий, с какой целью были опубликованы подобные данные. Внушительное количество опубликованных материалов не позволяет предположить, что это форма дезинформации. Изучение всего архива одним человеком, по некоторым оценкам, займет не один год, а информация, ставшая доступной, тематически посвящена совершенно разным вопросам.

Катастрофическая утечка информации из военных и других закрытых государственных источников, как представляется, была обусловлена новой тенденцией в развитии информационного общества. Участники глобального информационного обмена получили практически неограниченные возможности анализировать, использовать и создавать новую информацию, моментально делая ее доступной всем остальным. Никогда ранее в истории один человек не имел возможности информационного взаимодействия с огромным количеством других людей. Развитие технологий работы с информацией стало одним из ключевых направлений научно-технического прогресса.

Доказательств тому достаточно много: с началом развития Всемирной информационной сети большое развитие получили так называемые блогеры. В настоящее время деятельность блогеров становится объектом внимания властей и СМИ, в России на высоком уровне, в частности, ведется обсуждение законопроекта, приравнивающего интернет-блог к средству массовой информации. Ряд блогеров, чьи страницы посвящены политическим комментариям, воспринимаются журналистами как эксперты.

С технологической точки зрения Интернет предоставляет большое количество методов поделиться самой разной информацией. Бурю обсуждений, в частности, недавно вызвал интернет-сервис Twitter, предполагающий обмен короткими сообщениями. Особенностью этого ресурса является возможность обновлять свою страничку при помощи мобильных устройств. К примеру, Twitter сыграл важную роль во время террористических актов в аэропорту «Домодедово». Президент РФ узнал о трагедии из Twitter и сразу собрал экстренное совещание. В совокупности в так называемой блогосфере достоверной информации, фото- и видеоматериалов было больше, чем у журналистов или спецслужб. Существует масса других примеров, доказывающих, насколько важной и ценной может оказаться информация в блогах.

Как представляется, в последнее время упомянутая тенденция приобретает совершенно невероятные масштабы, апогеем этого явления на данный момент является история со скандальным сайтом WikiLeaks.

Рассматривая версию о том, что утечки в WikiLeaks несанкционированы руководством, большой интерес представляет личность Брэда Мэннинга, осужденного за то, что с его помощью служебные и секретные материалы американского правительства стали достоянием общественности. Исходя из того, что создаваемая в значительной степени усилиями Министерства обороны США система государственного информационного обмена позволяла получить доступ к различной информации, такая версия вполне правдоподобна. Ее придерживаются многие эксперты и журналисты. Мотивом Мэннинга могла стать его сексуальная ориентация. Ряд источников (например, Wikipedia) утверждают, что он был геем и активно следил за разворачивающимися в последнее время в американском Конгрессе жаркими дебатами о разрешении гомосексуалистам открыто служить в вооруженных силах. Сам Мэннинг в разговоре с одним из хакеров, связанных с WikiLeaks, которому он передал перезаписываемые диски (CD-RW) с украденной информацией, на обложке которых была изображена популярная певица Леди Гага, сказал, что рассекречиваемая им «информация должна быть свободной и являться достоянием общественности». Ни Джулиан Ассандж (идейный вдохновитель и руководитель проекта WikiLeaks), ни его подчиненные не подтвердили, что утечки произошли из-за Мэннинга, однако обещают ему любую посильную помощь и собирают пожертвования для его освобождения.

Вероятна и другая версия: произошедшая утечка информации могла быть санкционирована американским руководством. Примечательно, что утечки происходят блоками: сначала огромный массив данных о войне в Афганистане, затем дипломатическая переписка. Предъявить Джулиану Ассанджу обвинения в публикации подобных материалов невозможно. В законодательстве практически любой страны существуют нормы, посвященные государственной тайне или информационной безопасности, но деятельность Джулиана Ассанджа не подпадает под действия этих законов. Очевидно, что Ассандж играет с огнем, однако иной раз ведет себя на редкость дерзко. Не скрываясь, дает пресс-конференции, общается с журналистами и даже, несмотря на обвинения в сомнительных изнасилованиях, долгое время находился на свободе, а после ареста был отпущен под залог.

Официальная реакция американского политического руководства на публикацию данных последовала незамедлительно. Государственный секретарь Хиллари Клинтон заявила, что «жестко осуждает незаконное раскрытие секретной информации». Можно допустить, что политические лидеры Соединенных Штатов пытаются создать Джулиану Ассанджу имидж «мученика за правду» и таким образом создать канал сбора инсайдерских утечек по всему миру. Эту версию не исключает и премьер-министр Путин, заявивший в интервью Ларри Кингу, что возможно, «WikiLeaks кто-то специально «надувает». «Надувает» авторитет этого сайта, чтобы потом использовать его в каких-то своих политических целях. Это один из возможных вариантов, и таково мнение экспертов, которое и у нас тоже распространяется».

Возможно, утечка была санкционирована руководством Республиканской партии Соединенных Штатов для того, чтобы навредить имиджу демократической администрации перед промежуточными выборами в Конгресс. Утечка произошла из военных кругов, в которых, как представляется, влияние республиканцев наиболее велико. Тем не менее версии о том, что утечки были санкционированы, кажутся малосостоятельными – все-таки слишком большой ущерб был нанесен национальной безопасности Соединенных Штатов. Из официальных заявлений следует, что публикация данных в Интернете вызвала бурное возмущение американской администрации.

Не успели утихнуть страсти об утечке дипломатической переписки и о судебном разбирательстве идейного вдохновителя WikiLeaks, как Джулиан Ассандж заявляет о готовящейся новой утечке информации о банковских счетах чуть ли не крупнейших мировых политических и общественных деятелей. Мотив Рудольфа Элмера, швейцарского банкира, публично передавшего Джулиану Ассанджу диски с информацией во время пресс-конференции, точно такой же, как и у Брэда Мэннинга. В отличие от американского солдата швейцарский банкир совершил акт передачи компромата публично и максимально открыто, произнося практически те же слова, что и Мэннинг. Не прошло и двух дней, как в Цюрихе начался судебный процесс над Элмером, однако за события, имевшие место гораздо раньше. В 2005 году Элмер, после увольнения из одного из банков на Каймановых островах, передал аналогичную информацию в прессу. За прошлые грехи суд назначил ему штраф в 6000 долларов, а в настоящее время Элмер сидит в тюрьме по обвинению в передаче конфиденциальной информации Ассанджу.

Пока Джулиан Ассандж, находящийся в настоящее время в Лондоне, готовит к публикации на своем сайте материалы о финансовых махинациях, решается вопрос о его экстрадиции в Швецию. Сам «король компромата» заявляет, что всерьез опасается дальнейшей экстрадиции в США, так как в таком случае его могут казнить. Однако даже под угрозой смертной казни он стремится донести до общественности информацию, которая была скрыта по тем или иным причинам.

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ВОЙНЫ БУДУЩЕГО – ТУНИС, ЕГИПЕТ… И США?

Надо отметить, что дело Джулиана Ассанджа нашло множество сторонников, доказательством тому может служить тот факт, что деньги, внесенные в качестве залога для того, чтобы освободить его из тюрьмы, были собраны во многом за счет пожертвований пользователей WikiLeaks.

Отметим, что разоблачения, опубликованные на WikiLeaks, спровоцировали множество разбирательств. Так, к примеру, информация о произволе властей в Тунисе подлила масла в огонь и привела к серьезному внутриполитическому конфликту. Неудивительно, что одной из первых мер, принятых властями Египта после начала беспорядков, было отключение Интернета в масштабах всей страны. А российские власти потребовали от Соединенных Штатов объяснения по поводу ряда высказываний, опубликованных среди прочих документов Государственного департамента на сайте WikiLeaks.

Не исключено, что примеру таких «информационных героев», как Ассандж, Мэннинг и Элмер, последуют и многие другие. Хранить секреты становится все сложнее, мир становится все более и более прозрачным.

Реакция американских властей последовала незамедлительно. В Совете по национальной безопасности была учреждена должность старшего советника по доступу к информации и политике в области информационной безопасности (National Security Staff’s Senior Advisor for Information Access and Security Policy). В обязанности нового советника входит консультация сотрудников Совета по национальной безопасности относительно принятия адекватных мер, для того чтобы не допустить подобной утечки. Кроме того он курирует вопросы межведомственного сотрудничества в области разработки политики информационного взаимодействия. Кроме того независимое расследование причин утечки проведет президентский совет по разведке (President’s Intelligence Advisory Board – PIAB).

В ближайшее время, судя по всему, мы станем свидетелями очередной масштабной реформы государственной системы информационного обмена в США. Американский опыт показывает, что как чрезмерная секретность (как это было до террористических актов в 2001 году), так и максимальная открытость являются двумя крайностями, при которых неизбежны серьезные проблемы. В последней стратегии информационного обмена, опубликованной в Федеральном бюро расследований, прослеживается то, что администрация стремится выдержать баланс между технологическими и собственно содержательными аспектами информационного обмена.

Как представляется, и инцидент с WikiLeaks сыграл в этом не последнюю роль. Если верить Брэду Мэннингу и Джулиану Ассанджу относительно мотивов их поведения – то в глобальном информационном обществе появляется сила, имеющая технологическую возможность и идеологические установки обеспечить прозрачность и транспарентность деятельности органов государственного управления. В некотором смысле они приносят себя в жертву ради того, чтобы обеспечить другим участникам глобального информационного пространства доступ к той информации, которую правительства пытались скрыть. Представители многих спецслужб, наверное, были готовы неплохо заплатить за ту информацию, обладателями которой стали Мэннинг и Ассандж, однако вместо этого они предпочли предоставить эту информацию общественности, рискуя быть подвергнутыми преследованиям, и, безусловно, совершенно безвозмездно. В настоящее время сложно сказать, станет ли эта сила определяющей в дальнейшем развитии информационного общества; бесспорно по крайней мере то, что очередная реформа системы государственного взаимодействия в Соединенных Штатах будет проходить под влиянием этих аспектов. Остается открытым вопрос и о том, кто выйдет победителем из этого информационного конфликта – американские вооруженные силы или Джулиан Ассандж. Без преувеличения можно сказать, что последний пока пользуется большей популярностью и не стесняется наносить удар за ударом по имиджу американских вооруженных сил и Соединенным Штатам в целом.