Банк обвинил менеджера в мошенничестве

11.06.2014

Вернуться к списку новостей

По делу о хищении средств ООО «Хоум Кредит энд Финанс Банк» в Казани на скамье подсудимых оказалась бывшая сотрудница этого учреждения. Прокуратура обвиняет 35-летнюю Эльмиру Назмиеву в мошенничестве путем оформления кредитов по поддельным документам, та вину не признает. Ущерб, понесенный банком, оценивается в 1,974 млн рублей.

Факты хищений в банке выявили больше года назад, работая с должниками по кредитам. Несколько человек просто отказались платить, утверждая, что кредитов не брали, в договорах не расписывались, а в представленных банком ксерокопиях паспортов — фотографии совсем других людей. Всего было выявлено девять фиктивных договоров на суммы от 220 до 300 тысяч рублей, все они, по данным следствия, с мая по сентябрь 2012 года оформлялись одним менеджером по продаже финансовых услуг. После внутренней проверки банк подал в полицию заявление с просьбой возбудить дело в отношении Назмиевой и неустановленных лиц.

Во время следствия выяснилось, что в кредитных договорах липовыми были не только заемщики, но и данные об их платежеспособности. Так, воспитателя детсада на бумаге  «трудоустроили» начальником цеха хлебозавода, домохозяйку — бухгалтером, пенсионера-инвалида — мастером предприятия с зарплатой в 38 тысяч. Кстати, пенсионер от следователя узнал, что он же «является  владельцем» фиктивных водительских прав и автомобиля «Форд Мондео». Другой жительнице Казани приписали и «Шевроле Ланос», и квартиру в Анапе.

— Обвинение считает, что менеджер банка вместе с неустановленным следствием лицом активировали банковские карты с помощью кодового слова, а затем через банкоматы снимали деньги, — объясняет гособвинитель, старший помощник прокурора Советского района Людмила Давыдова. — Причем часть суммы — в размере двух-трех месячных платежей — через несколько дней перечислялась банку, чтобы создать видимость добросовестного погашения кредита… Кстати, именно такой подход доказывает причастность сотрудника банка.

В свою очередь следователь СЧ УВД Казани Регина Степанова поясняет: расследование похождений «неустановленного» фигуранта выделено в отдельное производство. Пока можно лишь предполагать, что этот человек имел доступ к персональным данным, копиям документов казанцев и подделкам. Часть таковых была изъята в квартире подсудимой, где во время обыска в коробке из-под обуви на шкафу полиция нашла ксерокопии трех десятков чужих паспортов.

«Я до сих пор не имею ни малейшего понятия, как они оказались дома», — заявила сама Назмиева на допросе в Советском райсуде 4 июня. Хотя пояснила, что, делая ксерокопии документов клиента для банка, менеджеры оставляют одну и «для себя»: «Если клиент не платит за ближайшие два месяца, нам тогда премию не дают… Мы оставляли копии у себя, чтобы… контролировать этого клиента…».

В суде защита потребовала исключить из числа доказательств материалы этого самого обыска на квартире обвиняемой, потому что  один из понятых страдает неврологическим заболеванием, является инвалидом второй группы и «слышит голоса». Гособвинитель возразила: дескать, документ о недееспособности данного гражданина не представлен, а к числу тех, кто согласно УПК РФ не может выступать понятыми, он не относится. Суд признал результаты обыска допустимыми доказательствами.

Всех клиентов, с которыми оформлялись спорные, по мнению потерпевшего банка, договоры, Назмиева уже не помнит. В суде она рассказывала про двоих, утверждая, что тщательно, как учили, проверяла их паспорта на предмет прорезей с обратной стороны листа с фотографией, пузырей на пленке, расхождений орнамента и прочего, после чего направляла заявку в центральный офис, а уже он давал  добро на выдачу кредитов.

На вопрос судьи, проверялась ли менеджером подлинность документов на авто и жилье, Назмиева дала отрицательный ответ. Зато призналась, что иногда помогала клиентам активировать карты банка, дозваниваясь по их просьбе на горячую линию и называя пароль. Такой дозвон действительно имел место, подтвердили эксперты, исследовав представленные банком аудиозаписи. Правда, до суда подследственная утверждала, что на записях не ее голос. «Я свой голос ни на одной видео- и аудиозаписи не узнаю. Поскольку мне кажется, что он должен быть красивее», — объяснила она суду. «Когда я пою, мне тоже так кажется. Кажется, что я Лучано Паваротти», — отреагировал на ее объяснение зампредседателя Советского райсуда Сергей Жиляев. Судебный допрос Назмиевой продолжится 30 июня.

Не так давно «ВК» писала о другой кредитной истории, в которую, потеряв паспорт на гастролях, попал художественный руководитель оркестра La Primavera Рустем Абязов. Он не стал тянуть с обращением в полицию и УФМС, но по его пропавшему паспорту мошенники успели взять не один, а несколько кредитов.

— Лично у меня, чтобы оформить ипотечный кредит, ушло около месяца, а тут человек за 1 — 2 дня деньги получает. Что это — халатность или заинтересованность работников банка? — задается вопросом Абязов. — Виноватых по моему делу пока не нашли. А банки с меня хоть ничего сейчас и не требуют, но объясняют: пока в судебном порядке не будет установлена вина третьего лица в мошенничестве, я остаюсь на крючке…

Источник

Источник