Как доказать коммерческий подкуп

Защита данных
на базе системы

СёрчИнформ КИБ
30 дней для тестирования «СёрчИнформ КИБ»ОФОРМИТЬ ЗАЯВКУ
Время чтения
Шрифт

Коммерческий подкуп как преступление, совершаемое против интересов управления в коммерческих организациях (ст. 204 УК РФ), часто является труднодоказуемым. Его фигурантами являются генеральные директора и их заместители компаний, чьим интересам наносится ущерб. Реальными пострадавшими в таких ситуациях становятся клиенты, сотрудники и акционеры этих организаций. Из-за своеобразия субъекта доказывание преступления оказывается сложным для правоохранительных органов.

Особенности коммерческого подкупа как преступления

Интересы преступников как предлагающих вознаграждение за определенное действие или бездействие лежат в сфере предпринимательской деятельности, где дополнительное стимулирование активности контрагента иногда не считается постыдным решением. Но возникают моменты, когда оно приносит реальный ущерб правам и охраняемым законом интересам других лиц, например:

  • контракт подписывают не с лучшим поставщиком, а с тем, кто дополнительно стимулировал представителя заказчика;
  • за материальное вознаграждение передается информация компании, по случайности не отнесенная к коммерческой тайне;
  • материальное вознаграждение заказчику-приемщику позволяет строить мосты или дороги с меньшим качеством, а обрушение моста грозит ущербом многим.

Эти ситуации заставляют законодателя обращать внимание даже на незначительные случаи подкупа, грозящие и ущемлением конкуренции, и ущербом неограниченному числу граждан. Но коммерческий подкуп как преступление часто становится орудием недобросовестной конкуренции. Обвинение в нем руководителя успешной компании, даже бездоказательное, способно привести к его уголовному преследованию, а значит, и к потере компанией позиций на рынке.

Именно это должно побуждать правоохранительные органы максимально внимательно относиться к доказыванию реального факта коммерческого подкупа, не опираясь на голословные заявления лиц, которые передали взятку и, обвинив ее получателя в вымогательстве, скрываются от ответственности. На практике суд часто принимает как данность голословные заявления, никак не подтверждающие реальность совершения преступления.

Возбуждение дела о коммерческом подкупе начинает выступать как мера давления на конкурентов или, например, как один из инструментов рейдерского захвата, или, если дело возбуждается против общественных или политических организаций, как мера воздействия на политических противников. 

Особенности доказывания по делам о коммерческом подкупе

Нормы ст. 73 УПК гласят, что суду для вынесения обвинительного приговора должны быть объяснены и подтверждены доказательствами такие обстоятельства, как:

  • событие преступления или сам факт его совершения;
  • виновность лица, причем в случае коммерческого подкупа должна быть доказана вина в форме умысла;
  • мотивы;
  • размер ущерба, причиненного преступлением.

Применительно к коммерческому подкупу в обвинительном заключении, предоставляемом в суд, необходимо указать:

  • факт незаконной передачи денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконного оказания услуг имущественного характера, любое реальное поступление имущества в распоряжение должностного лица;
  • факт, что передача была обусловлена совершением определенных действий или отказом от них, причинно-следственную связь между передачей имущества и поступком;
  • всех лиц, которые участвовали в преступлении или способствовал его совершению;
  • обстоятельства, определяющие степень ответственности всех участников коррупционной сделки.

Согласно нормам Постановления Пленума ВС РФ № 24, преступление считается оконченным с момента поступления денег на счет лица, обвиняемого в подкупе, или ему лично в руки. Без доказательства факта реального получения блага преступление может рассматриваться только как покушение на коммерческий подкуп. Соответственно, основное, что должны доказать правоохранительные органы, – это реальное получение денег. Показания взяткодателя о том, что он лично передавал мзду, как лица, заинтересованного в избегании уголовной ответственности, доказательством получения средств быть не могут. Но до сих пор фиксируются случаи, когда голословные показания таких взяткодателей могут лишить человека свободы.


Как вычислить откатчика с помощью DLP-системы? Читать. 


Утратившее сегодня силу Постановление Пленума ВАС РФ № 6 от 10.02.2000 года обязывало следователей по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе также доказывать, каким именно правам и законным интересам других лиц был нанесен ущерб в результате передачи вознаграждения. Постановление утратило силу, но это не отменило действие нормы УПК РФ, говорящей о необходимости доказать реальный размер ущерба, причиненного преступлением. Так как статья 204 УК РФ относится к главе УК, говорящей о преступлениях против интересов службы в коммерческой организации, нельзя считать ущербом сумму незаконного вознаграждения. Взяткодатель не является пострадавшим в делах такого плана.

На практике следователи уклоняются и от доказывания факта реальной передачи денег, и от доказывания факта причинения любого ущерба именно интересам коммерческой организации. Суд в ряде случаев указывает, что, согласно ст. 220 УПК, в обвинительном заключении следователь должен приводить данные о потерпевшем, характере и размере вреда, причиненного ему преступлением. Далеко не всегда из-за самой конструкции статьи о коммерческом подкупе эти данные могут быть предоставлены следователем из-за невозможности реально оценить степень ущерба, причиненного интересам организации. В большинстве рассмотренных по статье о коммерческом подкупе дел суды выносят обвинительный приговор, не принимая во внимание эту норму закона.

Говоря о круге лиц, имеющих отношение к коррупционной сделке, необходимо доказать, что лицо действительно имело право выполнять управленческие функции и было наделено соответствующими полномочиями. Постановление Пленума ВС РФ № 9, говорящее о злоупотреблении полномочиями, в п. 11 четко оговаривает, что управленческими функциями в организации в целом, а не в ее отдельном подразделении, обладает или единоличный исполнительный орган, или лицо, его замещающее. Указание, что такими функциями обладает член совета директоров, вряд ли может быть расценено как корректное, так как это лицо не имеет формальных прав на выдачу приказов и распоряжений. Соответственно, субъектом преступления не может быть начальник управления, руководитель строительного участка, прораб или иное лицо, нижестоящее в иерархии. На практике правоохранительные органы и суды часто пренебрегают и этой трактовкой закона. Иногда выполнение административно-хозяйственных функций приравнивается к управленческим (см. дело № 1-201/019 Первомайского суда г. Кирова), но такая аналогия прямо не вытекает из норм ст. 204 УК РФ.

Рассматривая практику доказывания по делам о коммерческом подкупе, можно сделать вывод, что требования по доказыванию, в соответствии с нормами ст. 73 УПК РФ, далеко не всегда выполняются правоохранительными органами.

18.02.2020

ПОДПИШИТЕСЬ НА ПОЛЕЗНЫЕ СТАТЬИ

Рассказываем о тенденциях отрасли, утечках и способах борьбы с ними