Информационная безопасность банков

Информационная безопасность банков начинается с аудита. ИБ-аудит может не только дать банку право осуществления определенных видов деятельности, но и показать слабые места в системах банка. Поэтому подходить к решению о проведении и выборе формы аудита необходимо взвешенно.

Согласно Федеральному закону от 30 декабря 2008 года №307-ФЗ «Об аудиторской деятельности», аудит – это «независимая проверка бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемого лица в целях выражения мнения о достоверности такой отчетности».

К сфере информационной безопасности определение термина, упомянутое в законе, отношения не имеет. Однако специалисты по информационной безопасности достаточно активно используют его в речи. В этом случае под аудитом понимается процесс независимой оценки деятельности организации, системы, процесса, проекта или продукта.

В различных отечественных нормативных актах термин «аудит информационной безопасности» применяется не всегда — его часто заменяют либо термином «оценка соответствия», либо немного устаревшим, но все еще употребляемым термином «аттестация». Иногда встречается термин «сертификация», но применительно к международным зарубежным нормативным актам.

Какой бы термин не использовался, по сути, аудит информационной безопасности проводится, чтобы проверить выполнение нормативных актов или обоснованность и защищенность применяемых решений. В первом случае отказаться от проведения аудита невозможно, иначе это повлечет нарушение требований нормативных актов и штрафам, приостановлению деятельности, другим формам наказания. Во втором случае аудит носит добровольный характер, и решение о проведении принимает сама организация.

Обязательный аудит может проводить:

  • сама банковская организация, например, в форме самооценки (правда, о «независимости» уже речи не идет и термин «аудит» применять не совсем уместно);
  • внешняя независимая организация — аудитор;
  • регулирующие органы, наделенные правом осуществлять соответствующие надзорные мероприятия (этот вариант чаще называют не аудитом, а инспекционной проверкой).

Добровольный аудит может проводиться по любому поводу: для проверки защищенности системы ДБО, контроля активов приобретенного банка, проверки вновь открываемого филиала и так далее. В этом случае невозможно ни четко очертить границы, ни описать формы отчетности, ни говорить о регулярности аудита — все это решается договором между аудитором и проверяемой организацией. Обратимся к формам обязательного аудита, которые важны для информационной безопасности именно банков.

Международный стандарт ISO 27001

Полный российский аналог международного стандарта ISO/IEC 27001:2005 — «ГОСТ Р ИСО/МЭК 27001-2006 — Информационная технология — Методы и средства обеспечения безопасности. Системы менеджмента информационной безопасности — Требования».

По сути, данные стандарты – это набор лучших практик по управлению информационной безопасностью в крупных организациях. Небольшие организации, в том числе и банки, не всегда в состоянии выполнить требования стандарта в полном объеме. Как и любой стандарт в России, ISO 27001 – добровольный документ, принимать или не принимать его условия каждый банк решает самостоятельно. Но ISO 27001 является призванным мировым стандартом, и специалисты в разных странах используют его как универсальное руководство для всех, кто занимается информационной безопасностью.

С ISO 27001 связаны несколько неочевидных и нечасто упоминаемых, но важных моментов.

Во-первых, аудиту по данному стандарту подлежит не вся система обеспечения информационной безопасности банка, а только одна или несколько составных частей. Например, система защиты ДБО, система защиты головного офиса банка или система защиты процесса управления персоналом. Иными словами, получение сертификата соответствия на один из оцениваемых в рамках аудита процессов не дает гарантии, что остальные процессы находятся в таком же близком к идеальному состоянию.

Второй момент связан с тем, что ISO 27001 является стандартом универсальным, то есть применимым к любой организации, а значит, не учитывающим специфику отрасли. Это привело к тому, что в рамках международной организации по стандартизации ISO уже давно ведутся разговоры о создании стандарта ISO 27015, который является переложением ISO 27001/27002 на финансовую отрасль. В разработке отраслевого стандарта активно участвует Банк России. Против уже разработанного проекта выступили Visa и MasterCard. Visa считает, что в проекте слишком мало информации, нужной для финансовой отрасли, например, по платежным системам. Однако, если добавить недостающие положения, стандарт придется перенести в другой комитет ISO. MasterCard предлагает прекратить разработку ISO 27015, мотивируя предложение тем, что в финансовой отрасли и без того достаточно документов, которые регулируют сферу информационной безопасности.

В-третьих, многие предложения на российском рынке говорят не об аудите соответствия, а о подготовке к аудиту. Дело в том, что правом проводить сертификацию соответствия требованиям ISO 27001 обладают всего несколько организаций в мире. А интеграторы всего лишь помогают компаниям выполнить требования стандарта, которые затем будут проверены официальными аудиторами (регистраторами, органами по сертификации).

Пока продолжаются споры, внедрять банкам ISO 27001 или нет, отдельные смельчаки идут на это и проходят три стадии аудита соответствия:

  • предварительное неформальное изучение аудитором основных документов как на территории заказчика аудита, так и вне;
  • формальный и более глубокий аудит и оценка эффективности внедренных мер защиты, изучение разработанных необходимых документов, после чего аудитор обычно подтверждает соответствие и выдает сертификат, признаваемый во всем мире.
  • ежегодное выполнение инспекционного аудита для подтверждения полученного сертификата соответствия.

Кому нужен ISO 27001 в России? Если рассматривать стандарт не только как набор лучших практик, которые следует внедрять и без прохождения аудита, но и как процесс сертификации, подтверждающий соответствие банка международным требованиям безопасности, то ISO 27001 имеет смысл внедрять либо банкам, входящим в банковские группы, где ISO 27001 является стандартом, либо банкам, планирующим выход на международную арену. В остальных случаях аудит соответствия ISO 27001 и получение сертификата чаще всего не нужно. Но только для банка и только в России, потому что есть отечественный стандарты на базе ISO 27001. Де-факто до недавнего времени Банк России проводил инспекционные проверки именно в соответствии с требованиями СТО БР ИББС.

Комплекс документов Банка России СТО БР ИББС

Этот стандарт, а точнее набор стандартов описывает единый подход к построению системы обеспечения ИБ организаций банковской сферы с учетом требований российского законодательства. Набор документов (далее – СТО БР ИББС) включает три стандарта и пять рекомендаций по стандартизации. Он основан на ISO 27001 и других международных стандартах по управлению информационными технологиями и информационной безопасностью. Вопросы аудита и оценки соответствия требованиям стандарта, как и для ISO 27001, прописаны в отдельных документах:

  • СТО БР ИББС-1.1-2007. Аудит информационной безопасности,
  • СТО БР ИББС-1.2-2010. Методика оценки соответствия информационной безопасности организаций банковской системы Российской Федерации требованиям СТО БР ИББС-1.0-2010,
  • РС БР ИББС-2.1-2007. Руководство по самооценке соответствия информационной безопасности организаций банковской системы Российской Федерации требованиям СТО БР ИББС-1.0.

Во время оценки соответствия по СТО БР ИББС проверяется выполнение 423 частных показателей ИБ, которые разделены на 34 групповые показателя. Результат оценки – итоговый показатель, который должен находиться на 4-м или 5-м уровне по пятибалльной шкале, установленной Банком России. Эта деталь отличает аудит по СТО БР ИББС от аудита по другим нормативным актам в области ИБ. СТО БР ИББС не подразумевает «несоответствия», просто уровень соответствия может быть разный: от нуля до пяти. Положительными считаются только уровни выше 4-го.

По состоянию на конец 2011 года 70–75% банков внедрили или находятся в процессе внедрения этого набора стандартов. Де-юре СТО БР ИББС носит рекомендательный характер, но де-факто до недавнего времени Банка России проводил проверки именно в соответствии с требованиями СТО БР ИББС, хотя явно условия никогда и нигде не звучали. Ситуация изменилась с 1 июля 2012 года, когда вступил в силу закон «О национальной платежной системе» и разработанные для его исполнения нормативные документы правительства и Банка России. С этого момента вопрос о необходимости проводить аудит соответствия требованиям СТО БР ИББС вернулся в повестку дня.

Дело в том, что методика оценки соответствия, предложенная в рамках законодательства о национальной платежной системе (НПС), и методика оценки соответствия СТО БР ИББС могут очень сильно расходиться в итоговых значениях. При этом оценка по первой методике (для НПС) стала обязательной, тогда как оценка по СТО БР ИББС по-прежнему де-юре носит рекомендательный характер. В самом Банке России на момент написания статьи еще не решили судьбе этой оценки. Если ранее все нити сходились в Главное управление безопасности и защиты информации Банка России (ГУБЗИ), то с разделением полномочий между ГУБЗИ и Департаментом регулирования расчетов (LHH) вопрос оставался открытым. Ясно только, что законодательные акты о НПС требуют обязательной оценки соответствия, то есть аудита.

Законодательство о национальной платежной системе

Выпущенное и утвержденное 9 июня 2012 года Положение 382-П «О требованиях к обеспечению защиты информации при осуществлении переводов денежных средств и о порядке осуществления Банком России контроля за соблюдением требований к обеспечению защиты информации при осуществлении переводов денежных средств» требует в пункте 2.15 обязательной оценки соответствия, то есть аудита. Оценка осуществляется либо самостоятельно, либо с привлечением сторонних организаций.

Методика оценки соответствия в рамках 382-П похожа по своей сути на методику оценки соответствия по СТО БР ИББС, но выдает другие результаты. Это связано с вводом специальных корректирующих коэффициентов.

Особых требований к организациям, привлекаемым для аудита, положение 382-П не устанавливает. Это приводит к некоторому противоречию с постановлением Правительства от 13 июня 2012 года №584 «О защите информации в платежной системе», которое также требует организации и проведения контроля и оценки выполнения требований к защите информации один раз в 2 года. Однако постановление правительства, разработанное ФСТЭК, требует, чтобы внешний аудит проводили только организации с лицензией на деятельность по технической защите конфиденциальной информации.

Дополнительные требования, которые накладывают на банки новые обязанности, перечислены в разделе 2.16 Положения 382-П. Согласно требованиям, оператор платежных систем обязан разработать, а банки, присоединившиеся к платежной системе, обязаны выполнять требования по регулярному информированию оператора платежной системы о различных вопросах информационной безопасности в банке, включая:

  • выполнение требований по защите информации,
  • данные об выявленных инцидентах,
  • результаты проведенных самооценок,
  • сведения о выявленных угрозах и уязвимостях.

ФЗ-161 о НПС также устанавливает, что дополнительно к аудиту на договорной основе контроль и надзор за выполнением требований 584-го постановления и 382-го положения осуществляют ФСБ, ФСТЭК и Банк России соответственно. На момент написания статьи ни у ФСТЭК, ни у ФСБ не располагали разработанным порядком проведения надзора. В отличие от Банка России, который выпустил два документа:

  • положение от 31 мая 2012 года №380-П «О порядке осуществления наблюдения в национальной платежной системе» (для кредитных организаций);
  • положение от 9 июня 2012 года №381-П «О порядке осуществления надзора за соблюдением не являющимися кредитными организациями операторами платежных систем, операторами услуг платежной инфраструктуры требований Федерального Закона от 27 июня 2011 года № 161-ФЗ «О национальной платежной системе», принятых в соответствии с ним нормативных актов Банка России».

Банк России начал апробацию и сбор фактов по правоприменительной практике нормативных актов в области защиты информации в национальной платежной системе в 1 июля 2012 года.

Стандарт безопасности платежных карт PCI DSS

PCI DSS – Payment Card Industry Data Security Standard – стандарт безопасности данных платежных карт. Его разработал Совет по стандартам безопасности индустрии платежных карт (Payment Card Industry Security Standards Council, PCI SSC), который был учрежден международными платежными системами Visa, MasterCard, American Express, JCB и Discover.

Стандарт PCI DSS представляет совокупность 12 высокоуровневых и более 200 детальных требований по обеспечению безопасности данных о держателях платежных карт, которые передаются, хранятся и обрабатываются в информационных системах организаций. Требования стандарта распространяются на все компании, которые работают с международными платежными системами Visa и MasterCard. Каждой компании в зависимости от количества обрабатываемых транзакций присваивают уровень, для каждого уровня – свой набором требований. Уровни для каждой платежной системы отличаются.

Проверка выполнения условий стандарта PCI DSS осуществляется в рамках обязательной сертификации, требования к которой отличаются в зависимости от типа проверяемой компании: торгово-сервисное предприятие, которые принимает карты к оплате товаров и услуг, или поставщик, которые оказывает услуги торгово-сервисным предприятиям, банкам-эквайрерам, эмитентам и так далее (процессинговые центры, платежные шлюзы). Оценка осуществляется в разных формах:

  • ежегодные аудиторские проверки с помощью аккредитованных компаний, имеющих статус Qualified Security Assessors (QSA);
  • ежегодная самооценка;
  • ежеквартальное сканирование сетей с помощью уполномоченных организаций, имеющих статус Approved Scanning Vendor (ASV).

Законодательство о персональных данных

Еще один нормативный документ, который имеет отношение к банковской индустрии и устанавливает требования по оценке соответствия, – Федеральный закон «О персональных данных». Однако ни форма, ни периодичность аудита, ни требования к организации, которая проводит аудит, пока не установлены. Возможно, вопрос решится осенью 2012 года, когда выйдет порция документов правительства, ФСТЭК и ФСБ, которые вводят новые нормативы в области защиты персональных данных. Пока банки самостоятельно определяют особенности аудита защиты персональных данных.

Контроль и надзор за выполнением организационных и технических мер по обеспечению безопасности персональных данных, установленных статьей 19 закона 152-ФЗ, осуществляют ФСБ и ФСТЭК. Но это касается только государственных информационных систем персональных данных. Контроль коммерческих организаций в области обеспечения информационной безопасности персональных данных пока – по закону – осуществлять некому. Чего не скажешь о защите прав субъектов персональных данных, то есть клиентов, контрагентов и просто посетителей банка. Эту задачу взял на себя Роскомнадзор, который активно осуществляет надзорные функции и видит в банках злостных нарушителей закона о персональных данных.

Заключительные положения

Каждый из основных нормативных актов устанавливает свои требования по проведению оценки соответствия в той или иной форме: от самооценки в виде заполнения опросных листов (PCI DSS) до прохождения обязательного аудита один раз в два года (382-П) или один раз в год (ISO 27001). Существуют и другие формы оценки соответствия: уведомления оператора платежной системы, ежеквартальные сканирования и так далее.

С другой стороны, в стране до сих пор нет единой системы взглядов не только на государственное регулирование аудита информационной безопасности организаций и систем информационных технологий, но и на саму тему аудита информационной безопасности. За информационную безопасность в России отвечает ряд ведомств и организаций: ФСТЭК, ФСБ, Банк России, Роскомнадзор, PCI SSC и другие. Все они действуют на основании собственных нормативных документов и руководств. Разные подходы, разные стандарты, разные уровни зрелости… Все это мешает установлению единых правил игры.

Картину портит и появление фирм-однодневок, которые в погоне за прибылью предлагают некачественные услуги в области оценки соответствия требованиям по информационной безопасности. И к лучшему ситуация вряд ли изменится. Раз есть потребность, будут и желающие ее удовлетворить, в то время как на всех квалифицированных аудиторов просто не хватит. При небольшом их числе (см. инфографику) и продолжительности аудита от нескольких недель до нескольких месяцев очевидно, что запрос на аудит серьезно превышает возможности аудиторов.

В так и не принятой ФСТЭК «Концепции аудита информационной безопасности систем информационных технологий и организаций» была такая фраза:

«…в то же время в отсутствие необходимых национальных регуляторов такая деятельность [по нерегулируемому законодательством аудиту со стороны частных фирм] может нанести непоправимый вред организациям».

Авторы Концепции предлагали унифицировать подходы к аудиту и законодательно установить правила игры, включая правила аккредитации аудиторов, требования к квалификации, процедуре проведения аудита. Но воз и ныне там. Хотя, учитывая внимание, которое отечественные регуляторы в области информационной безопасности, а их всего девять, уделяют вопросам защиты информации, не исключено, что тема вскоре вновь станет актуальной. Только за прошедший календарный год было принято или разработано 52 нормативных акта по вопросам информационной безопасности, и один нормативный акт в неделю!

СТАНДАРТЫ АУДИТА ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

В сложившихся условиях, к сожалению, приходится признавать: основная цель аудита информационной безопасности банка – повышение доверия к его деятельности – в России недостижима. Немногие российские клиенты банка обращают внимание на уровень безопасности или на результаты проведенного в банке аудита. К аудиту обращаются либо в случае выявления очень серьезного инцидента с серьезным материальным ущербом для банка (его акционерам и владельцам), либо в случае законодательных требований.

Требованием №1, ради которого стоит обратиться к аудиту безопасности, является положение Банка России 382-П. Сведения об уровне защищенности банков и выполнении требований 382-П, которые запрашивают из территориальных управлений ЦБ, получаются именно в результате внешнего аудита или проведенной самооценки.

На втором место – аудит выполнения требований закона «О персональных данных». Но проводить подобный аудит стоит не раньше момента, когда будут выпущены все обещанные ФСТЭК и ФСБ документы и когда станет понятна судьба СТО БР ИББС. Тогда же можно поднять вопрос проведения аудита соответствия требованиям СТО БР ИББС.

Успешное прохождение аудита еще не означает, что с безопасностью в банке все хорошо. Существует множество уловок, которые позволяют проверяемой организации скрыть недочеты в системе защиты. Очень многое зависит от квалификации и независимости аудиторов. Опыт показывает, что даже в организациях, успешно прошедших аудит соответствия стандартам PCI DSS, ISO 27001 или СТО БР ИББС, случаются инциденты, и инциденты серьезные.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Дмитрий МАРКИН, начальник отдела аудита и консалтинга АМТ-ГРУП:

– До недавнего времени вопросы прохождения обязательного аудита состояния ИБ для кредитных организаций в рамках российского законодательства регламентировались только ФЗ-152 «О персональных данных» в части осуществления внутреннего контроля за принимаемыми мерами по обеспечению безопасности ПДн, а также положением ЦБ РФ №242-П «Об организации внутреннего контроля в кредитных организациях и банковских группах». Причем, согласно требованиям положения №242-П порядок контроля за обеспечением ИБ устанавливается внутренними документами кредитной организации самостоятельно без привязки к конкретным требованиям по обеспечению ИБ. В связи с вступлением в силу ст.27 ФЗ-161 «О национальной платежной системе», определяющей требования по защите информации в платежной системе, вышли в свет постановление правительства РФ №584 «Об утверждении положения о защите информации в платежной системе» и положение ЦБ РФ №382-П. Согласно требованиям постановления №584 и положения №382-П защита информации в платежной системе должна осуществляться по требованиям данных нормативных актов и требованиям, включенным операторами платежных систем в правила платежных систем. Ключевым моментом здесь является закрепление на уровне национального законодательства права операторов платежных систем (например, Visa и MasterCard) самостоятельно устанавливать требования к защите информации. В положении №382-П также указана обязанность проведения кредитными организациями оценки выполнения требований к обеспечению ИБ не реже 1 раза в 2 года, четко определены методика оценки соответствия, критерии аудита и порядок документирования ее результатов. На наш взгляд, появление вышеуказанных нормативных актов должно повысить статистику прохождения кредитными организациями сертификации по требованиям стандарта безопасности данных индустрии платежных карт PCI DSS 2.0, разработанного при участии ведущих международных платежных систем Visa и MasterCard.