Методика расследования мошенничества в сфере кредитования

Защита от мошенничества
с помощью DLP-системы

30 дней для тестирования «КИБ СерчИнформ» с полным функционалом ОФОРМИТЬ ЗАЯВКУ
Время чтения
Шрифт

Мошенничество в сфере кредитования зачастую создает сложности органам дознания и следствия при его расследовании. Относительно новая статья появилась в Уголовном кодексе РФ в 2012 году, и за прошедший период широкой практики не наработано. Деятельность оперативных сотрудников и следователей осложняется постоянным совершенствованием методов и средств, применяемых мошенниками. К их услугам широкая сеть пособников, в сговор с ними часто вступают сотрудники банков. Иногда следователям не удается предотвратить бегство организатора схемы за рубеж.

Нормативно-правовая база

Статья 159.1 УК РФ предполагает совершение хищения средств банков, предоставляемых ими на условиях срочности, платности и возвратности. Основным признаком, характеризующим этот тип хищения, становится предоставление при оформлении кредита заведомо ложной или недостоверной информации. Признать, что невозврат заемных средств является именно мошенничеством в сфере кредитования, можно только в том случае, когда наличие умысла на хищение присутствовало в момент оформления кредитного договора. Эта сложность порождает существенные правовые проблемы при сборе доказательств.

Интересно, что введение в Уголовный кодекс 6 новых статей, выделяющих новые подтипы хищений, не охватило все сферы, в которых криминальные силы ищут точку приложения. Охвачены только кредитование и страхование, невозврат средств лизинговых компаний прошел мимо внимания законодателя. Появилось мошенничество в сфере банковской деятельности при использовании платежных карт (ст. 159.3 УК РФ), но не был выведен в отдельный состав преступления такой тип мошенничества, как телефонное, когда средства клиентов мобильных операторов списываются с использованием различных современных технологий. При этом объемы похищенных средств вполне сравнимы, у лизинговых компаний они чаще всего исчезают в тех ситуациях, когда лизинговые платежи не выплачивают, имущество пропадает в неизвестном направлении, а компании банкротятся. Способ совершения этого типа правонарушения аналогичен мошенничеству в сфере кредитования, лизингодателю предоставляются поддельные документы, бухгалтерские балансы, финансовая отчетность, что должно ввести его в заблуждение, криминалистические характеристики идентичны деяниям, совершаемым в сфере кредитования.

Профессиональные правоведы находят, что кроме упомянутых сфер – лизинговых правоотношений и телефонного мошенничества – отдельные составы преступления можно было бы ввести еще и для мошеннических действий в сфере оборота сельскохозяйственной продукции. Важно, что, независимо от конкретной квалификации, в основе каждого из типов преступлений будет лежать обман или злоупотребление доверием. Сложность доказательства, помимо обмана, наличия умысла на совершение хищения именно в момент заключения кредитного договора часто серьезно осложняет работу следователей, и дела разваливаются в суде. Невозможность вернуть долг часто объясняется финансовым кризисом, изменениями на рынке, действиями конкурентов. Нередко единственным способом убедить судью в наличии умысла становится прямая подделка документов. Можно повлиять на мнение суда и в том случае, когда средства, полученные в виде целевого займа, мгновенно переводятся на другое юридическое лицо для обналичивания или вывода за рубеж.

Криминалистическая характеристика мошенничества в сфере кредитования

Оппонента нужно знать в лицо, поэтому для изучения конкретного деяния, способов его совершения, методов борьбы и расследования нужно предварительно изучить его криминалистические характеристики, стандартные способы совершения, частые механизмы, применяемые для осуществления хищения. Тогда при разработке плана расследования можно будет работать уже по заведомо известным направлениям. 

Для всех типов деяний, предусмотренных статьями 159, 159.1–159.6 УК РФ, способом мошенничества станет обман или злоупотребление доверием лица, принимающего решение о выдаче средств или владеющего ими. Но фактически жертвами кредитного мошенничества становятся не сами банки, а их вкладчики, люди, доверившие им свои средства. Это связано с тем, что обычно кредитными ресурсами становятся депозиты физических лиц, простых трудящихся или пенсионеров. При крахе банка, систематически выдающего безвозвратные займы, пострадают в первую очередь они.

Для статьи 159.1 УК РФ такими лицами станут банковские сотрудники или руководители, которым предоставляются ложные или недостоверные документы или информация. Ложность в данном случае характеризуется как заведомая подделка, поэтому иногда такое деяние рассматривается вкупе со статьями, предусматривающими ответственность за использование подложных документов. А вот признак недостоверности при применении криминалистических характеристик данного состава может означать просто недостаточность данных, из-за чего кредитный инспектор не может принять верное решение при их рассмотрении, точно оценить платежеспособность заемщика.

Среди приемов фальсификации данных, которыми чаще всего пользуются юридические лиц, выделяются:

  • предоставлении не действительного бухгалтерского баланса, а с измененными показателями, которые должны доказать достаточно устойчивое финансовое состояние компании;
  • предоставлении предмета залога, характеристики которого не соответствуют заявленным: полуразрушенных имущественных комплексов, неработающих станков или оборудования;
  • предоставлении документов на предметы залога, которые не принадлежат заемщику или не существуют в действительности;
  • фальсификации бизнес-планов и иных документов, обещании завышенных поступлений по кредитуемому бизнес-проекту.

Далеко не всегда конкретный сотрудник банка может самостоятельно выявить подделку или недостоверность информации. Это приходится делать уже органам дознания и следствия при проведении расследования, используя типичные криминалистические характеристики деяния.

Иногда при мошенничестве частных лиц на страже интересов банка оказываются службы безопасности, которым удается определить, например, признаки поддельного паспорта: переклеенную фотографию, отличие данных о месте выдачи паспорта от указанных на печати, сведения об аннулировании паспорта в базе данных МВД. Такие преступления расследуются проще, чем совершаемые в сфере предпринимательской деятельности. Уже на стадии выявления подделки возможно возбудить уголовное дело о покушении на совершение преступления, предусмотренного ст. 159.1 УК РФ. Оно считается завершенным в момент зачисления средств на счета преступника или оплаты приобретаемого им товара, если мошенничество совершается в сфере потребительского кредитования. Но даже за покушение на его совершение пойманный за руку преступник сможет понести ответственность.

Важной криминалистической характеристикой деяния, предусмотренного ст. 159.1 УК РФ, становится его совершение в составе группы лиц, одним из участников которой является сотрудник банка. Их попустительство часто помогает совершать преступления, и следователь, изучая конкретное дело, обязательно проверит сотрудника банка, оформлявшего документы, его возможную связь с преступником, непосредственно оформившим на себя кредит, и предполагаемым организатором. В случае с оформлением ссуды на специально созданное и используемое в целях хищения юридическое лицо выйти на организатора можно, установив, к какой хозяйственной группе относится данное юридическое лицо. Сделать это можно, проанализировав возможные признаки аффилированности.

При анализе способа совершения преступления можно установить, что им станет совокупность связанных между собой шагов и деяний одного или нескольких лиц. Целью деяния всегда будет получение кредита, коммерческого или целевого, проценты по которому субсидируются за счет государственных средств. Такое субсидирование части процентной ставки иногда составляет отдельный состав преступления, обычного мошенничества. Это происходит в тех случаях, когда кредит, предоставленный на условиях государственной поддержки, расходуется нецелевым образом. Расследование таких деяний часто осложняется заинтересованностью в них региональных властей и руководителей местных филиалов банков. Любое преступление, в совершение которого вовлекается руководство банковского учреждения или оно само становится организатором, обычно отличается самыми серьезными квалифицирующими признаками, попадающими под влияние норм ч. 4 ст. 159.1: совершение преступления в сфере кредитования с участием организованной группы или с причинением ущерба в особо крупном размере.

Методика расследования

На первом этапе расследования следователи придерживаются стандартного алгоритма:

  • определяют основные направления, в которых будет вестись расследование;
  • назначают неотложные первичные оперативные и следственные действия (обыск, выемку документов, опрос свидетелей);
  • устанавливают важные обстоятельства, имеющие значение для дела;
  • выполняют установленный законом спектр процессуальных действий;
  • устанавливают факты, которые должны быть доказаны в ходе расследования, пределы проведения расследования.

Все решения следователя должны опираться на полный объем информации, который может быть получен в самом начале проведения расследования. При этом осмотр места происшествия, обыск и другие шаги, связанные с пребыванием следственной группы на территории банка, должны осуществляться оперативно, чтобы не нарушить привычный режим работы кредитного учреждения. Если какие-то доказательства должны быть изъяты и среди них присутствуют ценные бумаги, их нужно описать максимально подробно и обеспечить им такой режим хранения, чтобы их пропажа стала невозможной. Прочие следственные действия также должны совершаться с максимальной осторожностью.

Информация, полученная в первые часы проведения расследования, становится основой для формирования дальнейшего комплекса следственных действий. Источниками информации при совершении преступления в сфере кредитования выступают:

  • сведения, полученные при обследовании помещений заемщика-злоумышленника;
  • акты инвентаризации и ревизий;
  • сведения, полученные при осмотре оборудования или складов, на которых хранились товары, являвшиеся предметами залога;
  • аудиторские заключения;
  • письменные объяснения сотрудников организации-заемщика или аффилированных с ней лиц;
  • консультации специалистов в той или иной области предпринимательской деятельности.

Все эти источники могут содержать как достоверную, так и ложную информацию, к их оценке необходимо подходить с максимальной осторожностью. Информация, имеющая криминалистическое значение, должна быть отнесена в отдельную группу. Следователю предстоит доказать фиктивность предпринимательской деятельности, наличие умысла на совершение преступления, факт сговора группы лиц. Об этом могут свидетельствовать такие моменты:

  • отсутствие активов, которые должны присутствовать исходя из балансов или актов инвентаризации;
  • нахождение в одном помещении документов или печатей различных юридических лиц;
  • документы на изготовление печатей;
  • наличие двойной бухгалтерии;
  • наличие данных о возможной фальсификации бизнес-планов и документов, на основании которых получен кредит, сведения о них не совпадают с теми, которые можно запросить в налоговой инспекции;
  • направление в ИФНС запросов о реальном финансовом положении заемщика, его бухгалтерской отчетности, уплате налогов;
  • факты частого присутствия на территории заемщика сотрудников банка, которые могли бы быть замешаны в преступлении.

Одной из важных криминалистических характеристик деяния становится определение личных характеристик субъекта преступления, которые помогают сузить круг подозреваемых. При проведении первых следственных действий можно установить:

  • связан ли субъект с уголовным миром – поддельные, украденные паспорта или вклеенные фотографии говорят об этом;
  • насколько он вовлечен в предпринимательскую деятельность – об этом говорит качество подготовки бизнес-планов и иных документов;
  • в какой сфере деятельности он специализируется.

Для суда очень важным становится установление мотива преступления, и для этого состава он не в каждом случае бывает исключительно корыстным. Часто дополнительными мотивами становятся корыстность банков, многочисленные случаи лишения людей квартир и иного имущества, приводящие к самоубийствам. Такая позиция помогает субъекту оправдывать свои действия. Любопытно, что среди субъектов таких преступлений 76% мужчин, 24% женщин, и они чаще выступают в роли пособников. 74% всех преступлений в сфере кредитования совершаются с наличием соучастников. Интересно, что средний возраст мошенников – около 40 лет. Отчасти это объясняется тем, что для того, чтобы ввести банковского специалиста в заблуждение, нужно обладать уже сложившимся социальным статусом.

После установления личности организатора мошеннической схемы следователю необходимо определить для него меру пресечения, и тут начинаются трудности. Особенностью криминального субъекта становится его высокая мобильность: благодаря похищенным ранее суммам он может в любое время покинуть пределы страны. Часто первый сигнал о том, что начинается расследование, приводит к мгновенному снятию со счетов средств компании под предлогами выплаты заплаты, приобретения сельхозпродукции или с другими разрешенными законодательством целями получения наличных средств юридическими лицами. Как правило, в этой ситуации пособником становится бухгалтер компании, письменные показания которого помогут доказать наличие умысла на совершение преступления в сфере кредитования. По уголовным делам такого рода часто именно финансовые работники становятся подсудимыми, организаторов и генеральных директоров найти не удается, а доказать причастность банковского сотрудника к махинации не всегда возможно. Преступная деятельность, тем не менее, прекращается, но вернуть деньги кредитному учреждению или государственной структуре не представляется возможным. Именно поэтому мгновенные действия следователя по установлению организатора схемы и его задержанию, помещению под арест помогают частично компенсировать нанесенный ущерб. Но не всегда это возможно. Политика государства на декриминализацию преступлений, совершаемых в сфере предпринимательской деятельности, при которой судьи избегают применять такую меру, как предварительное заключение, зачастую мешает остановить мошенника. Помогают ему и опытные адвокаты, и возможность предложить в залог существенную сумму денежных средств.

Иногда скрытие факта преступления, попадающего под действие статьи 159.1 «Мошенничество в сфере кредитования», осуществляется путем банкротства. В этом случае крайне сложно доказать факт того, что кредит был взят с изначальной целью не вернуть его. В делах о банкротстве появляется множество новых кредиторов – от работников с долгами по зарплате до налоговых органов, виновник активно защищается, пытаясь якобы спасти предприятие, но тщетно. Такие лжебанкроты обычно, минуя стадию финансового оздоровления и наблюдения, назначают сразу проведение конкурсного производства, во время которого пособники за бесценок получают все имущество компании.

Актуальная судебная практика

Применение статьи 159.1 УК РФ российскими судебными органами носит избирательный характер. При совершении по-настоящему крупного мошенничества в сфере кредитования следователи и судьи скорее возьмут на вооружение просто мошенничество по статье 159 УК РФ. Этот состав позволяет расширить доказательственную базу, наличие умысла доказать существенно проще. Конкретно по 159.1 УК РФ возбуждается не очень много дел, и часть из них просто не доходит до суда, разваливаясь из-за действий опытных адвокатов еще на этапе предварительного следствия. 

Начиная с 2014 года, по делам, связанным с этой статьей, в базе данных российских судов общей юрисдикции удается найти немногим более 1200 дел. Интересно, что в большинстве из них обвиняемыми выступают лица, которым удалось похитить у кредитного учреждения небольшие суммы. Миллионные преступления или не доходят до суда, или попадают под действие других статей, например, мошенничества в сфере предпринимательской деятельности. Такая статья применялась ранее, когда субъектом преступления, совершенного против банкиров, выступал индивидуальный предприниматель.

Например, за хищение около 3,5 миллионов рублей к ответственности был привлечен предприниматель из Саратова. Деньги, полученные на развитие бизнеса по государственной программе «Микрокредит на развитие малого предпринимательства», он потратил на личные нужды. Следствием не был изучен вопрос, выступал ли его пособником сотрудник банка. Несмотря на то, что подсудимому удалось довести дело до банкротства, суд смог привлечь его к ответственности именно за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности по ч. 4 ст. 159.4 УК РФ. Но в дальнейшем практика использования этой статьи судами исчерпала себя. Исходя из норм, приведенных в Постановлении Конституционного Суда РФ от 11.12.2014 года № 32-П, она была признана несоответствующей Конституции РФ и утратила силу.

В последнее время наиболее часто статья 159.1 УК РФ применяется при хищении денег у микрофинансовых организаций, практически не осуществляющих проверку финансовой состоятельности своей клиентуры. Доказательством наличия умысла в этих случаях становится предоставление заведомо ложных сведений о месте работы, источниках и суммах доходов. Поскольку большие суммы у этих организаций похитить не удается, за получение микрокредита в размере 5–10 тысяч рублей виновные приговариваются к нескольким месяцам ограничения свободы.

Таким образом, нельзя говорить о том, что статья 159.1 УК РФ имеет широкую практику применения. Вероятно, она вскоре может исчезнуть из Уголовного кодекса как самостоятельный состав.

При рассмотрении практики назначения наказания видно, что тяжести преступления соответствует тяжесть наказания, часто оно отбывается условно.

Знание основных криминалистических характеристик мошенничества в сфере кредитования помогает следователям оптимизировать структуру расследования и быстрее добиться нужных результатов.

ПОДПИШИТЕСЬ НА ПОЛЕЗНЫЕ СТАТЬИ

Рассказываем о тенденциях отрасли, утечках и способах борьбы с ними